Browse By

Никакого батога нет

Украинская культура стоит на грусти и тоскливых мотивах брошенной козачки, которая грустит о своем козаке, ушедшем на войну с ляхами или москалями. Словно гайдамаки, адепты украинского тлена и безысходности поднимают «на вила» качественные шутки, и продолжают вариться в собственном болоте из слез и отчаяния.

Культура украинского этноса видится в постоянной рефлексии о трагичности прошлых времен «крипацтва», «голодомора» и «советского союза — тюрьмы народов». Нет ни малейшего сомнения, что наш народ существенно пострадал и продолжает страдать от наследницы Золотой орды — России-матушки — которая так и норовит затянуть нас в свое холодное сибирско-амурское лоно.

Указанная рефлексия видится бесконечным процессом самокопания, соизмеримым с наличием у клинического больного симптрома сверхценной идеи. Конца и края нет этим стенаниям о «меншовартости». Вновь и вновь они накрывают черной волной «сывый чуб» отдельно взятого украинца и «розплэтэну косу» конкретно взятой украинки.

Напротив, российская культура видится по-монгольски суровой и умышленно неприветливой. Кажется, что к идеологическому российскому вопросу «Тварь я дрожащая, или право имею?» следует дописать вторую часть «Да и не твоего вонючего ума дело, мразь». Если украинская культура слезливо-приветливая, то российская агрессивно-несчастливая.

Представляется ситуация на детской песочнице, в которой наличествуют два изгоя: хмурый забияка Рашка и плаксивая глупышка Украшка. Остальные ребята (навроде прижимистой Гермашки, рубахи-парня Итальяши и забияки Бриташа) не хотят играть с Рашкой и Украшкой.

Рашка вечно лезет драться с Бриташей. Неизменно получает сапогом по морде, но не унимается.

Рашка периодически и показательно (посмотрите, как я умею, слабаки!) нагибает Украшку, за что видится в глазах остальных ребят пещерным гопником, у которого папа с мамой промышляют сдачей в металлолом украденных со стройки кабелей, а полученные деньги пропивают.

Украшу считают за красивую дурочку, которая готова отдаться за обещание на ней жениться.

Несомненно, культура является концентрацией духа нации. Конечно же, со всеми его плюсами и минусами. Если нас постоянно бить батогом по спине, то рано или поздно у нас появятся культурные коды, сжимающие всю боль, полученную от ударов батогом, до одного термина. Например, «бринить сльоза».

С этой слезой, которая вечно «бринить» у нас на глазах, мы пишем тексты и создаем визуальные продукты. Например, кинематограф. Творец, смахнувший со своей щеки эти опостылевшую слезу, и создающий радостные продукты, оказывается неизменным изгоем в обществе людей с ментальным отпечатком от удара батогом по спине.

Важно добиться осознания того факта, что никакого батога уже нет. Следует понять, что сын алкоголиков Рашка никогда не женится на Украшке, равно, как фиглярствующий Итальяша и задиристый Бриташа тоже вполне могут обойтись без плаксивой наивности Украши.

Ведь систематическое повторение ошибок прошлого, выраженное в цикле Уробороса, в случае Украши приведет ее в состояние вечно обиженной, но считающей себе сильной и независимой женщиной, в которой тыкали все, кому не лень, а в результате она получила застолье из пяти котов на свой очередной День Независимости.

Сергей Дидковский

PR-стратег «Ольшанский и партнёры» и главный редактор XXL.ua

One thought on “Никакого батога нет”

  1. Елена says:

    Интересная статья:-):-)

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *