Browse By

По просьбе зрителей. Почему новый фильм создателей Черного зеркала — особенный

Власть пользователя — вещь, которая может изменить всю индустрию развлечений

В прошлую пятницу на стриминговом сервисе Netflix вышел полнометражный фильм создателей Черного зеркала — Bandersnatch. Его главный герой — молодой программист, который в 1984 году пытается создать видеоигру на основе любимого романа.

Это — первая интерактивная полнометражка. То есть подписчик Netflix при просмотре десятки раз решает, что будет делать главный герой Стефан: от еды на завтрак и музыки в наушниках до убийств.

У зрителя есть несколько секунд на то, чтобы выбрать интересный ему вариант. Сюжет не вызывает особого восторга, но власть пользователя — вещь, которая может изменить всю индустрию развлечений.

 

Потребитель хочет быть частью процесса.

Соцсети приучили людей, что их голос могут услышать крупнейшие компании. Мы хотим, чтобы на нас реагировали и с нами считались.

С этим сталкивается и индустрия сторителинга. Но создатели кино, сериалов и романов продолжают вести нас от начала и до конца готовому сценарию. Я не могу спасти заключенного-смертника Джона Коффи из Зеленой мили Стивена Кинга, или решить, кому отрубить голову в Игре престолов.

Создатели Черного зеркала бросили этой системе вызов. Они создали 312-минутный фильм. И это уже не пассивное потребление, а сотворчество, ведь от моих решений зависит, каким он будет. Когда мы с коллегой поделимся впечатлениями, то это будут частично разные фильмы — ее может длиться всего 40 минут, мой — полтора часа.

Это уже не пассивное потребление, а сотворчество

Целевые аудитории все больше распыляются. Такая игра с ними — один из вариантов удержать их внимание.

Стоит понимать, насколько много ресурсов забирает такое производство — ведь отдельно взятый зритель вообще не увидит большую часть готового материала. Пойдут ли по этому пути другие создатели видеоконтента — зависит от успешности проекта.

Пиратство в таком формате не имеет смысла.

Сама платформа для просмотра — результат работы программистов. В ключевые моменты перед зрителем появляются два варианта и ограниченное время для выбора. Выбор следующего шага для главного героя переносит видео на нужный эпизод.

Если же этот фильм появится в пиратской версии, то возможен один из двух вариантов. Первый — просто кино на основе чьего-то набора решений. Человек, который не знает об интерактивности, даже не поймет, что она была. Но фильм скорее всего будет каким-то малопонятным.

Второй вариант — видео со всеми возможными вариантами. Но чтобы смотреть больше пяти часов по несколько похожих эпизодов — надо фанатеть от Черного зеркала.

Подобный проект показывает, что создатели контента в борьбе с пиратством на один шаг впереди. Но неизвестно, каким будет контраргумент — возможно, специальная программа для просмотра подобных фильмов.

Кинотеатры не смогут предложить альтернативу.

Если формат станет успешным — это будет тревожным сигналом для кинотеатров. Они не смогут так быстро адаптироваться к нему. Кинотеатры — это всегда о массовости, а здесь речь идет о принятии решений отдельным зрителем.

Хотя возможен вариант — голосование аудитории, как это бывает во время политических шоу. Это потребует дополнительных затрат — как на оборудование, так и на программное обеспечение.

Представьте, насколько изменится индустрия. Как можно рассказать сюжет другу, если вы сами творили его? А когда он придет после сеанса и расскажет вам совсем другое окончание? Можно несколько раз ходить на один и тот же фильм и видеть разные сюжеты.

 

Перелом зависит от успеха Bandersnatch. Если аудитории понравятся такие эксперименты, Netflix будет продолжать их, становясь законодателем трендов. А зрители будут привыкать к такой интерактивности и искать ее у других.

Но пользователь может и не принять подобный формат: человеческий мозг стремится экономить ресурсы, избегая лишних решений. А здесь их нужно принимать десятками. Эксперимент Черного зеркала может завершиться, собрав аналитику действий пользователей.

Мне бы хотелось, чтобы интерактивность получила право на существование. Да, это усложнит жизнь создателей контента — от сценаристов до продюсеров. Но подобный формат ставит зрителя на первое место. И помогает ему создавать свое кино. Или хотя бы иллюзию этого.

Источник

 

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *